The Mine: как литовские адепты дабстепа покоряют Брайтон

Что мотивирует музыкантов и диджеев сбиваться в группы и даже лейблы? Стремление прославиться, простота в организации мероприятий или что-то другое? Об этом – в очередном интервью Lenin.Guru c брайтонскими диджеями и основателями сообщества The Mine Андреем «Duku» и Альбисом «Sibla».

«Путь из Литвы в Брайтон»: какими ветрами вас занесло в Брайтон и почему вы обосновались именно в этом городе?

Альбис — На самом деле наше знакомство с Великобританией началось с пригорода Лондона, Лутона, куда Андрей приехал учиться, а я туда подался просто чтобы пожить. Лично я там оставался целых пять лет – с 2005 по 2010 год. И потом мы вместе переехали в Брайтон. Какие-то небольшие тусовочки мы делали уже в самом Лутоне, но The Mine родился лишь по приезду в Брайтон.

Андрей – Я приехал учиться в Лутон и не мог не переехать в Брайтон. Мы же все-таки из Клайпеды, а Клайпеда – это море. Без моря все как-то кисло.

Это интересно, потому что,судя по рассказам многих балтийцев, переехавших в Англию, такая потребность действительно существует…

Андрей – У меня был эксперимент: 10 дней пытался жить в Лондоне. Но мне этого хватило, и я потом напрочь закрепился в Брайтоне. Честно признаюсь, меня не смог завлечь даже центр (столицы).

Тогда может быть немного про Литву? Как все начиналось там, и с каким «багажом» вы потом очутились в Брайтоне?

Альбис – Я уехал из Литвы как только мне исполнилось 18 лет. Всё, чем я там занимался – учился и катался на BMX. Я и в мыслях не думал о какой-то там музыкальной карьере. Поэтому мое погружение в музыку началось в Англии. Хотя я поначалу думал лишь о катании на BMX, ведь для подобного увлечения в Великобритании имеется вся необходимая инфраструктура и большое количество всевозможных магазинов. Но потом я нашел себя в музыке и решил продолжать.

Андрей – У меня уже были друзья-промоутеры в Литве. Поэтому я смог увидеть всю их «кухню» изнутри, то есть не как рядовой слушатель, но как организатор. И это меня зацепило. А по приезду в UK я встретил много единомышленников. Наверное, это и заставило меня что-то делать для нас самих и для них в том числе. Англия в этом плане очень продвинутая страна, поскольку электронную музыку здесь создают и слушают уже давно.

Picture (c) The Mine

Приезжаешь, начинаешь вливаться, покупаешь пластинки, начинаешь делать свои, дружеские вечеринки… и хочется играть все громче и громче! Друзья тоже хотят во всем этом участвовать. А так как тогда все мы учились в университете и у нас был очень продвинутый student union, со своим клубом (где проходили и выставки, и джемы, и вечеринки), то там все постепенно закружилось и завертелось. Начал играть Альбис, одновременно втянулись и другие люди. Тогда это был просто коллектив друзей, без какого-то ярлыка или названия. Все мы были фанатами электронной музыки, хотели экспериментировать, а потом все ушло в дабстеп. Вообще, конечно, эта была потрясающая штука – пространство для творческих людей, где каждый занимался тем, чем хотел.

The Mine– имеется ввиду «шахта»? Почему такое название?

Альбис – «Шахта», верно. Потому что это самое подходящее название для места, где играют глубокую и атмосферную музыку, в первую очередь old-school dubstep.

Андрей – Ну да. Это название передает весь смысл: что-то глубокое, темное, то есть площадка, где играют очень пробивную, атмосферную музыку. «Глубоко как в шахте» (смеются).

Это просто музыкальное community или нечто большее?

Андрей – Скажем так, это сообщество, которое переросло в бренд. Это все стало однозначно более серьезным, чем student union. Но можно также сказать, что это бренд, который плавно перетекает в лейбл… со всеми вытекающими из этого последствиями. Например, промоутерством мы занимаемся вместе, хотя контакты я держу на себе. А так, большинство решений, особенно насчет музыкантов, принимается сидя вместе в одной комнате.

Говоря о самих музыкантах. На вашем сайте в разделе «Artits» имеется 8 персонажей, включая вас самих. В том числе есть ещё два парня из Литвы. Как вам удалось выйти друг на друга и завязать хорошее знакомство?

Андрей — Ну, например, E-Roott`a мы знаем ещё с тех времен, когда The Mine существовал лишь в «бета-версии». Это был первый литовец, которого мы позвали, первый dub-селектор. Причем он играл и продолжает играть только винил – своего рода уникальный персонах. И он идет от истоков этой музыки – он не просто так ещё играет, он знает, что делает.

Альбис – Ijo – это наш хороший друг и крутой музыкант.

Андрей – Я был фанатом Ijo когда мне было 15. Сам то он уже играет более 20 лет, причем начинал он с reggae jungle. Причем в Литве он был одним из немногих кто играл live, то есть свою музыку. Своего рода литовский Aphex Twin. Самое смешное – по переезду в Брайтон я его встретил буквально сразу: просто шел в магазин и «оп», встретились.

Что же до людей в сообществе – они действительно сами нас находят. Нам почти не нужно утруждать себя в этом. Многие делятся своей музыкой, особенно в последнее время. Но отбор у нас суровый.

Picture (c) The Mine

Почему именно dubstep? Имеет ли место смещение в сторону от этого стиля среди музыкантов The Mine или главная идея – держать планку качества в этом жанре?

Альбис — Дабстеп — это очень испорченное слово. В первую очередь речь идет о музыке с сильной линией баса. У нас в сообществе немного представлен и регги, но дабстеп всегда являлся для нас приоритетом. И, да, мы стараемся показывать высокое качество. Более того, нас интересует звучание а-ля old-school. То есть оригинальное звучание, а не то, что сегодня подразумевают под этим названием.

Андрей – Ну, когда я ещё тусовался в Литве, там ещё вовсе не было никакого дабстепа. Тогда был драм-н-бейс, а дабстеп оказался для меня удивительным новшеством. Но сам процесс окончательного очарования этой музыкой произошел уже в Англии. Говоря о «старой школе», нужно, наверное, сказать, что все циклично – периодически люди поддаются влиянию новых идей и подстилей, а потом снова пытаются вернуться к «истокам».

«ПЕРЕЛОМНЫЙ МОМЕНТ В ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ ДАБСТЕПА – 2010-2011 ГОД. ИМЕННО В ЭТО ВРЕМЯ ОН СТАЛ КОММЕРЧЕСКИМ. НО СЕЙЧАС СТАНОВИТСЯ ОЧЕВИДНЫМ, ЧТО НОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ ХОЧЕТ «СТАРОГО ЗВУКА», А НЕ ТОЙ МЕШАНИНЫ, КОТОРАЯ УЖЕ БОЛЕЕ ПЯТИ ЛЕТ ПРЕПОДНОСИТСЯ КАК ДАБСТЕП.»

Каковы ваши впечатления от творческой среды Лондона и Брайтона. Что поначалу казалось легким, а что, наоборот – обременительным?

Альбис – Удобным оказалось то, что в настоящее время здесь очень много слушателей подобной музыки. Много «потребителей». Это главное различие с литовский сценой. Но это медаль о двух сторонах: конкуренция здесь тоже очень серьезная и тяжело выделяться в этой среде.

Андрей — Очень вдохновило то, что по приезду мы в буквально «взорвали» многим мозг – никто не ожидал от литовцев такого гонора. Мы однозначно приехали в удобный момент. До этого в Брайтоне была серьезная дабстеп-тусовка, а потом все ушли в драм и техно. В 2012-2013 году происходила серьезная мутация стилей, многие перешли на «прямые биты». И некоторые уже почти потеряли веру в старый-добрый дабстеп. Все действительно стало очень коммерческим. У нас самих на первых тусовках поначалу были только студенты, поскольку они интуитивно чувствовали, что им нужна эта музыка. Нам же удалось заполнить пустовавшую нишу, и теперь наши слушатели представляют собой достаточно органическую публику.

Сложности… Ну некоторые думают, что если ты приехал из Литвы или ещё откуда-то, то ты будешь делать музыку для своих. Мы же никогда не позиционировали себя как «литовских дабберов» — мы просто хотели делать хорошую музыку for the people. Поначалу управляющим всевозможных клубов было очень сложно доказать, что мы собираемся сделать вечеринку не для какой-то своей небольшой тусовочки мигрантов, но реально для всех. А если добавить к этому нехилую конкуренцию… то картина получается весьма непростая. Для менеджеров это риск. Но приятный момент в том, что Брайтон тусит буквально все время.

Picture (c) The Mine

«КОНКУРЕНЦИЯ В МУЗЫКЕ – ПАЛКА О ДВУХ КОНЦАХ. ЕСЛИ ПОНАЧАЛУ ВСЕ КАЖУТСЯ ВАШИМИ СОПЕРНИКАМИ, ТО ПОЗЖЕ ОНИ С ЛЕГКОСТЬЮ МОГУТ НАЧАТЬ ВАС ПОДДЕРЖИВАТЬ. ОСОБЕННО ЕСЛИ ВЫ НАЙДЕТЕ СВОЮ НИШУ.»

Самое яркое переживание в музыке за последние пять лет?

Альбис – Можно вспомнить действительно многое. То же участие сообщества на литовском фестивале Supynes и других мероприятиях (The Mine Takeover). Также знакомство со своими кумирами, то есть с людьми, из-за которых мы и любим эту музыку. Такими как Goth-trad и Mala.

Андрей – Яркого за пять лет… Ну, мы переехали в Брайтон (смеются)! Однозначно радует огромное количество контактов с гуру дабстепа, людьми, которые стояли у истоков этого стиля. Что до концертов – сбылась «мечта идиота», я поиграл на фестивале Outlook в Хорватии. Классные впечатления, хотя в последние годы этот эвент явно направляется в сторону коммерциализации. Ну и конечно запомнилось наше совместное выступление с Mala – одним из тех, кто в принципе и придумал дабстеп. Тогда получился просто прекрасный концерт в Литве.

Дальнейшие планы The Mine?

Андрей – А вот секрет. Все наши планы публикуются на нашей официальной странице. Когда приходит время нашим фолловерам узнать о планах The Mine – тогда они о них и узнают. И это делается не потому, что у нас проблема с высокомерием. Нет. Это часть нашей идеи, концепта. «Шахта» — это место тайн.

Напутствие начинающим музыкантам?

Андрей – Не падать духом. Музыкальная индустрия – это постоянный up&down. Это система, в которой (если посмотреть на неё под разными углами) очень сложно не потерять мотивацию. Но нужно уметь мотивировать себя самого: делать больше эвентов, поддерживать качество. Всегда думать о звучании и смотреть по сторонам.

Альбис – Важно понять свой формат. Понять также, в каком качестве хочешь передавать звук. Винил или не винил – выбор за тобой, но всегда нужно думать о конечном результате.

Picture (c) The Mine

P.S. для начинающих музыкантов и диджеев не лишним будет также узнать и о других представителях The Mine, поскольку некоторые из них являются частью европейского мейнстрима в жанре dubstep.

Портал Lenin.Guru выражает огромную благодарность коллективу The Mine за это откровенное и доброе интервью. Успехов!

1