Наталья Филатова: «Продукт должен продавать себя сам»

Central Saint Martins второй год возглавляет рейтинги лучших мировых школы моды и дизайна (по версии Business of Fashion). Закончивших и успешно работающих – сотни, десятки – ставших легендой (про некоторых даже выставки V&A делает). Что такого в этой школе, – рассказывает Наталья Филатова, студентка курса MA Narrative Environments.

Честно скажу, я – не дизайнер, не фотограф и вообще не прикладник, хотя мой курс со сложным названием Narrative Environments входит в подразделение прикладного дизайна. Это магистерская двухгодичная программа в конце которой мы должны придумать и построить (!) некое «пространство, рассказывающее историю». Мой российский академический опыт так же максимально далек от прикладной области – я культуролог, историк моды и ювелирного искусства. В CSM меня потянуло за освоением новых визуальных практик. Меня не надо учить думать, мне хотелось, чтобы меня научили формировать пространство и мыслить с точки зрения дизайна.

Central Saint Martins. Фото предоставлено Натальей Филатовой.

Как выглядит классическое образование в России? Список литературы, список вопросов, лекционный курс и в финале – экзамен, на котором ты пытаешься угадать ход мыслей экзаменатора по мимике и вырулить, используя личное обаяние, общую эрудицию и наводящие вопросы.

В общем, тут эта техника не работает. Начнем с того, что правильных ответов нет. Больше всего ценится «нестандартный и умный подход к решению задачи». Нестандартный подход может (и так чаще всего и случается) выглядеть как встречный вопрос максимально далекий от первоначального, суммой путанных рассуждений «почему я хочу рассказать вам о том, что я увидел на улице этим утром». Это все тут проходит под лозунгом «out of box thinking» — человеку из классической академической парадигмы от всего этого становится нехорошо – первые полгода у меня была непрерывная фрустрация — я решительно не понимала как это работает.

Central Saint Martins. Фото Натальи Филатовой

Кстати, фрустрация. Это хорошо. Одна из форм оценки студента – дневники рефлексии. Как вы оцениваете курс, на котором учитесь? Что вам нравится/не нравится и почему?  Как вы оцениваете собственные изменения сейчас по сравнению с точкой начала? Оставаясь в личном поле рассуждений без привлечения цитат из классиков (это надо припасти для другого формата), важно не скатиться в плоскость подросткового дневника, где все – тлен и безысходность.

Central Saint Martins. Фото Натальи Филатовой

Важный навык первого года – работа в команде – за шесть-восемь недель вы должны придумать и реализовать проект рандомно собранной группой из пяти-восьми человек, где могут быть перемешаны не только люди с разным опытом и навыками, но и, естественно, из разных стран и с разным уровнем владения языком. Самое веселое начинается, если в вашей группе случилось сразу несколько китайских студентов – дальше развитие проекта может пойти непредсказуемо. Они могут вежливо кивать, и делать так, как им кажется правильно. Не потому что они плохие или не согласны с тем, что мы обсуждали. Просто не поняли. Хотя проблемы с межкультурной коммуникацией  тоже весьма существенны.

Very excited to welcome our new first year MA Narrative Environments students this week @spatial_csm! #andsoitbegins #narrativeenvironmentsfamily

A post shared by MA Narrative Environments (@narrativeenvironments) on

Но самым большим инсайтом первого курса оказался непосредственно экзамен – надо было написать эссе «о проделанной умственной работе» за предыдущие полгода и создать некий физический объект. Объектом также мог быть текст, но так как основным требованием было сделать его «настолько хорошо, насколько вы можете», то мне показалось несколько самоуверенно выступать в письменном жанре в рамках чужого языка.

Central Saint Martins. Фото предоставлено Натальей Филатовой.

Поэтому я сделала макет выставки. В форме карусели. Ось этой предполагаемой карусели плохо приклеилась к ребрам и не крутилась, сами ребра заедали за внешние стенки, в общем, когда утром в холле колледжа кто-то заиграл на пианино реквием (в гигантском, вечно холодном холле первого этажа, доставшемся Сент-Мартинсу от бывшего вокзала, стоят два пианино, на которых творческие студенты регулярно играют) мне показалось, что это по мне. Но я все еще надеялась отшутиться и спасти положение моей неказистой модели голосом.

Central Saint Martins. Фото Натальи Филатовой

И тут выяснилось самое интересное. Все наше участие в экзамене заканчивалось на моменте, когда мы приносим распечатанное эссе и модель в класс. Дальше гуляем. А группа тьюторов оценивает работы. И это был, наверное, самый главный инсайт года. Этому вообще не учит российская школа – ни средняя, ни высшая – работа должна быть настолько безупречна, насколько это возможно – «хорошо воплощенный интересный замысел». Продукт должен продавать себя сам. Он должен быть понятен и хорошо сделан. Все, других правил нет. Да, конечно, как и во всякой академии есть «любимые» и «модные» темы, вроде беженцев, экологии, гендерного неравенства и политики. Но я вот сейчас делаю дипломный проект про суровый люкс и все, вроде, попривыкли, хотя тема для колледжа с «левым» клоном, прямо скажем, очень «неудобная».

5