Ленин адаптируется в Лондоне

Ленин много читал у Маркса об устройстве жизни в Англии, о порядках и царящих там настроениях. В некоторых из своих работ Ленин детально описывал экономическое развитие Англии, её государственное устройство и положение пролетариата в обществе. Как-то он даже сравнил Англию с Россией: «в одной только Англии можно найти такую безысходную нищету масс, такую наглую эксплуатацию трудящихся…».

Несмотря на это, первое время в новом месте оказывается особенно тяжёлым. Чужая страна, незнакомый город, проблемы с языком. Последнее особенно шокировало Ленина и Крупскую. До переезда в Лондон им казалось, что они неплохо знают английский язык. Крупская изучала его в тюрьме по самоучителю, да только ни разу не слышала живой английской речи, а потому Ленина повергло в ужас её произношение. У сестры Ленина в детстве была учительница, с которой та изучала английский язык. Вспоминая те уроки, Ленин в срочном порядке начинает переучивать Крупскую. Хотя и сам он англичан практически не понимает, и на него это действует угнетающе. Очевидно, что без знания языка подпольная работа невозможна, и они начинают усиленно учить язык, используя для этого все доступные средства.

Поначалу ходят вместе в Гайд-Парк, где целыми днями слушают английскую речь. Особенно ценными там оказались частые выступления ораторов перед прохожими. От имени русского доктора права Якоб Рихтер публикует в научном журнале объявление о желании изучать английский язык у англичан. В обмен предлагают обучить русскому, и вскоре у них появляются сразу несколько таких учителей.

Из-за финансовых трудностей Ленин редко пользуется конным или железнодорожным транспортом в Лондоне. По большей части гуляет пешком. Жизнь огромного города очень увлекает Ленина и Крупскую. Изредка они позволяют себе покупку билетов в омнибусы, в которых долго ездят по городу, наблюдая за происходящим.  Вместе с изучением языка они хотят как можно лучше прочувствовать жизнь Британской столицы. Их радует и воодушевляет невероятная оживлённость улиц, вдоль которых расположилось множество торговцев. Огни фонарей, которыми подсвечивают витрины и товары манят и пленят их взоры своим светом и красотой.

Один из лондонских приятелей Ленина видит в этом экономическом оживлении сильное стремление к обретению политической силы. В ответ мудрый Ленин лишь посмеивается над этим, зная, что никакие мелкобуржуазные достижения не могут свидетельствовать о  политическом потенциале общества.

Гуляя по улицам Лондона, где в одно и то же время можно увидеть и роскошные автомобили богачей, и невиданную бедность рабочего класса, Ленин не раз говорил: «Две нации!».

Только роскошь и богатство буржуазного класса мало привлекает будущего вождя мирового пролетариата. Его тянет к рабочим — в дешёвые пивные, пабы и читальные залы. Регулярно посещает церкви, в которых после богослужений часто происходят политические выступления и дискуссии рабочих. Такие дискуссии действуют на Ленина подобно живительному эликсиру. Он там, где больше всего люди страдают от классовой несправедливости, где благородная ярость угнетённых находит свой выход и порождает политические выступления и дебаты. В газетах он находит объявления о собраниях рабочих и отправляется в самые бедные кварталы Лондона, чтобы присутствовать на них. Как-то вернувшись с такого собрания, он восторженно рассказывал Крупской: «Из них социализм так и прёт! Выступает рабочий, и сразу быка за рога берёт, всю суть капиталистического строя вскрывают!».

Наблюдая за контрастами английской столицы, Ленин всё больше убеждается в своих взглядах, которые сформировались ещё до переезда в Лондон. Он видит, как сытая английская аристократия усвоила для себя буржуазные взгляды на социально-экономические проблемы общества. Лидеры английских профсоюзов уводят массы трудящихся от политической борьбы, вовлекая лишь в борьбу за улучшение условий труда, и тем самым порабощая рабочий класс сладким пряником минутных послаблений.

С каждым днём Ленин всё глубже погружается в атмосферу Лондона. Вскоре он напишет в письме матери «Я приспособился уже порядочно к местной жизни и языком овладеваю практически!». 

 

Jacob Richter

2