Интервью с Banksy o Dismaland (рус.)

На прошлой неделе в Бристоле завершилась тематическая супер-выставка Dismaland, являющая собой целый парк из мрачных и провокационных аттракционов и экспонатов, созданных руками неподражаемого Banksy и его команды. Ниже приводится частичный перевод интервью с художником для местной газеты.

Зачем миру нужен Dismaland? Что вдохновило тебя на его создание и как было найдено место?

Это попытка предложить зрителям нечто большее, чем обычный тематический парк. По какой-то причине его обозвали «twisted» («извращенный, вывернутый»), но я никогда не называл его так. Мы просто построили семейный аттракцион, попадая в который вы начинаете осознавать царящее вокруг неравенство и надвигающуюся катастрофу. Я бы даже сказал, что «извращенными» стоит называть именно те тематические парки, которые игнорируют эти вещи.

 


Место же было найти совсем не сложно – я бывал здесь каждое лето на протяжении первых 17 лет своей жизни.


Тематика Диснея… Ты обратил внимание на то, как много в последнее время было повторных показов Золушки и игры с этим образом? Как ты думаешь, какой эффект оставляет Дисней на молодые умы?

У меня нет никаких проблем с Диснеем. Я не хипстер, и я не думаю, что что-то стоит считать плохим или бессмысленным только от того, что это популярно. Брендинг Dismaland вообще никак не связан с Диснеем – это просто определенные рамки, сеттинг творческой работы, который, конечно же, ставит нас в один ряд с представителями индустрии развлечений. Вот только мы подходим к этому с другой, более «левой» стороны.

 


Некоторые произведения студии Disney действительно хороши. Например, фрагмент с песней Let it Go в мультфильме Frozen –великолепен; показанное в нем за 3 минуты путешествие можно считать настоящим шедевром кинематографии.

Каковыми были твои критерии для поиска художников? Как ты нашел их? Ты заранее встречался и говорил с ними?


Я связывался со всеми художниками по электронной почте. Только два из них отказали мне.


Многие работы ты описываешь, как «пост-МОДЕМ». Не мог бы ты объяснить, что имеется ввиду?


Он появился у меня как-то сам по себе, и я до сих пор отчаянно пытаюсь понять, что же он означает. Пожалуй, «пост-модем» это такой вид искусства, который собирает большое количество кликов в интернете, заставляет людей делиться увиденным в сети. Я думаю, что интернет ставит более высокие требования к искусству. Вы могли бы назвать все это гиммиками, но тогда вы просто теряете суть. У нас появилось новое средство для обмена визуальной информацией, которое вознаграждает новизну, проницательность и юмор, но при этом также признает техническое мастерство, которое в известном смысле игнорировалось в современном искусстве на протяжении последних 50 лет.

 


Парк – это очень большой масштаб. Твои работы уже давно мелькают в музеях, а теперь ещё и тематические парки Banksy… Ты точно все ещё уличный художник, исповедующий street art?

То, что можно наблюдать в Dismaland – это вовсе не шоу в стиле стрит-арт. Dismaland был создан по примеру тех неудачных Рождественских парков, которые ежегодно появляются к концу декабря. Подвесные рога на немецких овчарках, разбрызганный из спрея псевдо-снег и прочие амбициозно-чепуховые штуки. Я думаю, в этом есть что-то поэтическое и одновременно очень британское.


Сколько времени заняло создание парка?


Наша горстка ребят справилась со всем за 6 месяцев. Но было очень сложно концентрироваться. Например, мы потратили три недели на нарезку пенопласта для повозки Золушки, а в результате на неё никто толком и не обратил внимания. Целый месяц мы доставали лодки с дистанционным управлением, и лишь потом я заполнил их «иммигрантами».

Стоит ли нам ожидать повтора Dismaland в ближайшем будущем? Может быть, учитывая его популярность, этот парк можно построить на постоянной основе?

Я не имею права продлить действие парка по техническим причинам. У нас тут высокие структуры, которые были построены и сертифицированы лишь на один погодный период. Уже поднимаются ветра и наша страховка действительна лишь до конца сентября.



Мог бы ты поведать о том, что нам нужно говорить следующим поколениям о мире, государственном контроле, политике?


Знаете, у нас в Dismaland, в аттракционе с управляемыми лодками (беженцы и береговая охрана), была сделана такая штука – управление пультов постоянно переключается с одной лодки на другую, очень неожиданно и очень символично – вам нужно самому заботиться о своей судьбе, будете ли вы искателем убежища или представителем силовых структур.


Я думаю, что мое поколение первым прочувствовало влияние масс-медиа, излучающего мировые проблемы в реальном времени. Я хорошо помню, как у меня во рту остывали печеные бобы, а тем временем Newsround показывал кадры с голодающими африканскими детьми, вокруг лиц которых неустанно кружили мухи. Мы сделали выбор – спрятавшись в кокон, мы можем уживаться со всем этим насилием и чувством вины. Но почему нашим детям нужно быть защищенным от мысли о том, что мы поддерживаем наши стандарты жизни за счет умирающих в Средиземном море детей? Взрослые, наверное, уже убедили себя в том, что все будет меняться в лучшую сторону постепенно и что покупать органические помидоры вполне достаточно для изменения мира. Но передавать такую установку следующим поколениям… мне это не кажется хорошим воспитанием.



Если бы вы были премьер-министром, что было бы первое, на что вы решились для британского общества?


Я отменил бы наследство.


Какую надпись вы бы хотели на свое надгробие?


Я не забочусь о потомках, и это то, за что я хотел бы, чтобы меня помнили.


P.S. Строительные материалы, которые использовались при создании парка художника Бэнкси Dismaland в Великобритании, в скором времени будут отправлены во французский Кале, где сейчас располагается лагерь беженцев.

[Полное интервью на английском]

 

Alex Rube

1